Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Надежда Грановская (Мейхер) родилась 10 апреля 1982 года в Украине, с. Збруевка. Окончила Хмельницкое педагогическое училище, факультет музыкального воспитания и хореографии. Участница группы «ВИА Гра» в 2000-2002, 20002-20006 и 2009-2011 годах. В настоящее время работает на украинском канале СТБ ведущей программы «Невероятная правда о звездах», занимается сольной карьерой.

Одна из самых ярких солисток популярной группы рассказала в интервью о том, кого искали в новую «ВИА Гру», у каких девушек есть шанс пробиться, а также о любви и о детях.

О проекте «Хочу в ВИА Гру»

- Я очень волновалась, пока шел проект «Хочу V «ВИА Гру». Девочек, у которых я была наставницей, заприметила еще на начальном кастинге. Все три — украинки, на мой взгляд, яркие, способные. Но что самое главное, они идеально дополняют друг друга, выступают как единое целое: поддерживают, сопереживают, а не соперничают. Без этого хорошая команда не сложится. Мне кажется, мои девчонки — лучшие претендентки, у них все шансы повторить успех прежней «ВИА Гры».

- Во время просмотра шоу, было заметно, что особо ярким личностям вы почему-то говорили: «Лучше делайте сольную карьеру, для группы не годитесь». Разве «ВИА Гре» нужны серые мышки?

- Нет, конечно. В сольное плавание мы советовали отправляться тем девочкам, которые тянули одеяло на себя. В кастинге участвовали сотни тысяч девушек, и многие оказались зацикленными на себе. Вроде бы профессиональны, отлично подготовлены — и хореографически, и вокально, но при этом черствые, эгоистичные люди.

- Состав «ВИА Гры», в котором блистали вы, Вера Брежнева и Аня Седокова, многие называют золотым и считают, что такой удачный коллектив больше не подобрать. Вы с самого начала оказались слаженной командой или продюсерам приходилось вмешиваться в неизбежные женские конфликты?

- Мужчинам не понять женскую психологию, поэтому продюсеры не вмешивались. Мы сами выясняли отношения, искали компромиссы. Не скажу, что было легко, нас, разных по характеру, мировоззрению, темпераменту, соединили в одну группу, попытались слепить нечто целое. Но ведь отношения, притянутые за уши, в редких случаях несут позитив и не превращаются в искреннюю дружбу. Для меня дружба — это не просто посплетничать или обсудить последние события. Всем троим пришлось подстраиваться, а мне — еще и бороться со своей мнительностью.

Я вообще гипервосприимчивый человек. Часто бываю в растрепанных чувствах, когда сталкиваюсь с ложью или закулисной игрой. Когда была в команде, всегда ощущала себя немного в стороне. Повторюсь: мы трое очень разные люди. Например, наши с Верой взгляды на жизнь, на поведение в шоу-бизнесе резко отличались от Аниных. Но как бы то ни было, изначально чисто по-человечески мы симпатизировали друг другу, нам было интересно вместе работать. Думаю, мы могли бы долго продержаться вместе, если бы не беременность Ани.

- Не только в шоу-бизнесе, но и в обычной жизни мы то и дело сталкиваемся с недоброжелательностью. Как реагировать, когда вынуждены общаться с такими людьми?

- Умение выяснять отношения приходит с опытом. Меня, к примеру, жизнь учила. Если я сталкиваюсь с теми, кто не умеет и не желает быть честным и откровенным, а виляет, тогда я принимаю их условия игры. Хотя это и не очень приятно… Мне по душе люди искренние, настоящие — с такими я веду себя иначе, говорю то, что думаю.

- Помните, как в фильме «Бурлеск» солистки шоу воевали за место на сцене? Каждая стремилась вырваться вперед. У вас подобное было?

- Нет, таких проблем никогда не возникало. Уже после того как я покинула группу, слышала от Альбины Джанабаевой рассказы про поведение новеньких девочек. Те считали себя королевнами: «Этого делать не буду! А почему я должна? Я так хочу!» И на сцене вели себя так, будто перед зеркалом находились: одно сплошное кривляние и самолюбование.

- И что в таких случаях делают подруги по команде? Сами разбираются с зарвавшейся «звездой» или жалуются продюсерам?

- С подачи девочек в дело вмешиваются продюсеры. Те, о ком я говорю, недолго проработали в группе, не больше двух-трех месяцев. На проекте я своим девушкам внушала: «Когда вы выходите на сцену, немедленно забудьте о себе. Красивая, некрасивая — это неважно. Работайте на публику». Пока шел проект, в соцсетях я то и дело натыкалась на пренебрежительные комментарии: «Да если бы я захотела, то давно была на их месте. Я красивее и лучше пою и танцую». Люди даже отдаленно не представляют, что это такое — быть артистом.

- А что это такое?

- Это тяжелый труд. Бесконечные гастроли, сегодня ты на одном краю света, завтра на другом. Первые года три-четыре мы были как Белка и Стрелка: наши продюсеры только учились работать в шоу-бизнесе. Но это одна сторона медали. Другая — то, что круглые сутки ты находишься в беспрерывном творческом процессе. Репертуар, идея клипа, фотосессии — все это забота артиста. Конечно, песни пишет композитор, но остальное — дело исполнителя. Слава Богу, у нас никогда не было каких-то кабальных условий. И если поступало предложение отработать концерт там, где мы не хотели, мы отвечали: «Нет, ни за что» — и на этом обсуждение заканчивалось. Но так обстоят дела не во всех коллективах.

- Многие девушки рвутся в шоу-бизнес, чтобы удачно выскочить замуж…

- Все люди разные. Кто-то, безусловно, мечтает устроить свою личную жизнь. Но, знаете, если уж начистоту, вокруг и в самом шоу-бизнесе крутится очень много мужчин, которые относятся к женщинам как к куклам, трофеям. Мне лично это не по душе.

Надежда Грановская

Понятно, что никто из нас не застрахован от любви. В контракте не прописано: «Обязуюсь отработать пять лет, затем влюбиться». В моей жизни получилось так, что я родила сына, не выходя из творческого процесса. Мне любовь никогда не мешала работать. Но если вдруг мужчина ставил ультиматум «или я, или карьера», я выбирала последнее. Потому что с детства шла к цели — выйти на сцену.

- Фотографии «ВИА Гры» первого состава — невероятно сексуальные! Вам лично приходилось преодолевать стеснительность, искусственно себя раскрепощать, чтобы соответствовать духу группы?

- Я росла стеснительным ребенком. Если надо было обращаться к посторонним, дико смущалась и краснела как помидор. Помню, как мама решила проверить, курю я или нет. Я тогда училась классе в шестом… И вот прихожу после школы домой, а она вдруг уверенно заявляет: «От тебя пахнет дымом, и знакомые видели тебя с сигаретой во рту! Признавайся, куришь?» Мне бы возмутиться, я же ни разу такого себе не позволила, а я покраснела… Мама была так убедительна, что я оторопела: меня видели с сигаретой?! где? когда? От переживаний краснела еще больше.

Раскрепостилась я лишь в переходном возрасте, когда поступила в педагогическое училище и уехала учиться в другой город. Там устроилась работать хореографом в детский садик и занималась параллельно в танцевальной студии. Видимо, танцы и придали мне уверенности, я научилась любить свое тело и себя саму.

Конечно, сексуальность дается природой. И явно не всем. Пока шел проект «Хочу V «ВИА Гру», я столкнулась с большим количеством девушек, которые, не являясь по природе сексуальными, пытались что-то такое изобразить. Грустное зрелище — вульгарно, пошло, наигранно, неестественно.

- Как понять, сексуальна ты или нет? А если пышных форм нет…

- Уверяю вас, сексуальность — это не обязательно большой бюст и длиннющие ноги. Бывает, что в миниатюрной женщине с фигуркой подростка ее столько, что никакие дивы с большим бюстом ей в подметки не годятся. На мой взгляд, сексуальна харизма. Это женщина с манящим взглядом, сверкающей улыбкой, чувственная, женственная, но при этом сильная, с нервом. Жюльетт Бинош, Рената Литвинова, София Ротару, Лайма Вайкуле, Алиса Фрейндлих… Равняться есть на кого! Харизма - это дар богов, если ее нет, глубокое декольте не поможет.

Надежда Грановская

- Надя, команда новой «ВИА Гры» уже сформирована. Когда смотрите на участниц, не жалеете, что большой этап жизни для вас теперь уже в прошлом?

- Мне всего 31 год, о чем можно жалеть? У меня уйма планов на будущее, я начала сольную карьеру. Конечно, одной пробиваться непросто, сложно с репертуаром, но когда знаешь, чего хочешь, легче двигаться вперед. Благо мой Миша всецело мне помогает.

Я осознаю, что меня всегда будут воспринимать как «ту черненькую из «ВИА Гры». Не скажу, что это меня обижает, что я сопротивляюсь и пытаюсь сделать так, чтобы люди забыли мое прошлое. Нет, мне однозначно повезло, что я попала в эту группу.

- Вы упомянули, что в карьере вам помогает ваш гражданский супруг Михаил. Неужели он хочет, чтобы его жена гастролировала и то и дело уезжала из дома?

- Наличие мужа не предполагает, что женщина должна забыть о себе, о своих мечтах и устремлениях и сидеть дома, обслуживая супруга и детей. Миша понимал, с кем связывает свою жизнь. Когда я говорю, что полна творческих планов и в первую очередь ощущаю себя артистом (мне нравится это слово именно в мужском роде), это не значит, что дома у нас хаос и дети забыли, как мама выглядит. Я много времени уделяю домашним, очень люблю мужа и детей, дома полный порядок, приготовлен обед. Пусть я готовлю не каждый день, зато вкусно.

 У нас с Мишей равноправные парт¬нерские отношения. Я обожаю свою профессию, люблю работать. И не из-за денег, а потому что нравится творчески развиваться. Но чтобы вы правильно поняли, заработки меня тоже интересуют — я не сижу у мужа на шее. Работаю на телевидении, участвую в разных проектах, веду шоу. Мне некомфортно перекладывать на близкого мужчину свои материальные проблемы и нужды. Я не из тех женщин, которые живут по принципу: все твое — мое, а мое — только мое! Нет, у нас все общее, я же сама умею зарабатывать.

- Вы родили сына на пике популярности группы «ВИА Гра». Быстро вернулись на сцену и наверняка не смогли уделять малышу много внимания и времени. Не жалеете об этом?

- На душе каждый раз кошки скребли, когда надо было уезжать на гастроли. Но Игорек находился не с посторонними людьми, а с моей мамой. Все свое свободное время я проводила с ним.

Он уже взрослый мальчик, и если бы ему чего-то не хватало, непременно высказался бы, но он ни разу на эту тему разговор не завел. Я не вижу надобности просто сидеть дома с детьми. Мне важно развивать свои способности и таланты. Да и детям такая мама куда интереснее, чем зацикленная на кастрюльках.

- Чем вас радуют ваши дети?

- У Игоря склонность к иностранным языкам, он учится в школе с углубленным изучением французского, занимается футболом и карате, недавно побывал в Японии на чемпионате мира по карате среди юниоров. Ездил без родителей, с тренером. Ему всего 11 лет, но он самостоятельный и коммуникабельный парень. Меня это радует.

Надежда Грановская с сыном

Анна Михайловна невероятно смешная девчонка. Ей полтора года, но она уже болтает, не развернутыми предложениями, естественно, а просто повторяя за нами. Она у нас шустрая: за секунду может куда-нибудь улизнуть и затихнуть, ее потом не найдешь.

Аня — папина дочка, Мишу обожает. Стоит ему вернуться с работы, как она тут же залезает к нему на руки и… флиртует! И знаете, я чувствую, что ей в объятиях папы очень хорошо — спокойно, уверенно.

Вспоминаю себя: я ведь тоже росла папиной дочкой, но, увы, родители рано расстались, необходимого мне контакта с отцом не случилось… По¬этому, когда я смотрю на Аню и Мишу, блаженствующих рядом друг с другом, душа радуется. Игорь с появлением сестренки возмужал, у него появилось чувство ответственности. Недавно нам с Мишей сделал замечание: «Что это вы окно держите открытым? Аня может простудиться!»

- Иногда женщины боятся заводить второго ребенка, потому что так любят первого, что опасаются травмировать его психику.

- Признаться, я вообще о втором ребенке не задумывалась: не было мужчины, которому захотелось бы родить. Но вот появился Миша, и… снова появилось желание стать мамочкой. (Смеется.) Игоря я обожаю, но сомнений в том, чтобы рожать второго ребенка, не было. Я чувствовала, что он не оттянет на себя мою привязанность к сыну. Так и вышло: они с Аней для меня равны. И его, и ее я запросто могу отчитать. Они вышли очень разными по складу характера. Аня растет уверенной в себе девочкой, любит похвалу и аплодисменты. А вот Игорь иногда сомневается, правильно ли сделал, так ли… Ему необходима поддержка и одобрение.

Естественно, я мечтаю, чтобы мои дети выросли без зажимов и комплексов. Хотя моя неуверенность в себе принесла хорошие плоды. Самокритичность стала стимулом к тому, чтобы достичь большего, ставить планку все выше.

- Вы живете с Михаилом под одной крышей? Или как раньше: вы - в Киеве, а он - в Петербурге?

- Вместе, конечно. У нас совместное жилье в Киеве, но в Питер он ездит так же регулярно, как и раньше: там его работа и дети.

- А они к вам не приезжают?

- Пока нет, мы еще не знакомы. Но это деликатная и тонкая тема — всему свое время. Никого нельзя неволить и торопить, а уж детей особенно.

- Я слышала, что вы ждете третьего ребенка. Правда?

- Этот слух давно нас преследует. Откуда он взялся, понятия не имею. Чисто теоретически я готова к третьему ребенку. Тем более что мне повезло в плане генетики, за фигуру не опасаюсь. В моем роду никто не расположен к полноте. Правда, пока я кормила Аню, немного набрала вес, но худышкой быть не стремилась: женщина должна выглядеть женщиной, а не подростком.

- Вы довольны тем, как живете?

- Что касается семьи, то очень довольна. Я не предполагала, что смогу с кем-то ужиться, а с Мишей получается. Мужчинам трудно с такими самодостаточными женщинами, как я. С теми, кто на все вопросы сам находит ответы, кто с любой задачей справляется. Мише пришлось многое принять во мне. Не привыкнуть, а именно принять. Любовь нас захватила целиком, отбила желание становиться в позы и сражаться за свою точку зрения. У нас обоих сильные характеры, и первое время было нелегко. Страсть страстью, но когда дело доходит до быта, многие пары распадаются. Нам удается беречь чувства.

Мы с Мишей — полные противоположности. Я по темпоритму комета — несусь, не разбирая дороги. А он — стрела, летит по выбранной траектории. Поэтому он занимается бизнесом, а я творчеством. Он учит меня просчитывать ходы, а я его — двигаться быстрее.

Уже в прошлом осталось наше недоверие друг к другу, точнее, к женщинам и мужчинам вообще. К моменту нашей встречи у обоих за плечами был негативный опыт, разочарования и опасения. Пришлось буквально продираться друг к другу, стучаться в закрытые двери, искать ответы на вопросы, а найдя, снова мучиться сомнениями. Мы сближались постепенно, может быть, именно поэтому и смогли растопить лед недоверия друг в друге, нашли в себе смелость поверить в искренность чувств.

- И что вы себе в тот момент говорили? Ведь действительно, имея негативный опыт прошлого, перестаешь верить людям…

- Я старалась доверять своим желаниям и чувствам. В отношениях мужчины и женщины важно не угождать друг другу, но при этом и не пренебрегать желаниями другого. Я пальцем не пошевельну, чтобы сохранить отношения, держащиеся на привычке или материальной выгоде. Мы с Мишей не нуждаемся в том, чтобы пользоваться чужим успехом — у каждого он свой. 

- Пока вы разбирались в своих чувствах, не опасались, что вас разлучит расстояние? Вы — в Киеве, Михаил — в Питере, где полно соблазнов… Как поддерживали интерес друг друга?

- Интересное направление мысли, чисто женское! В Питере, значит, соблазнов много, а в Киеве мужчины повымирали? (Смеется.) Может, это нескромно прозвучит, но мы с Мишей не прилагаем никаких усилий, чтобы удержать к себе интерес.

И оба делаем друг другу сюрпризы. Редко, но метко. Например, когда я прилетаю в Питер, он встречает меня с табличкой «Моя любовь». А я на его день рождения надела украинский национальный костюм и с музыкантами спела «Червону руту». Фантазируйте — и интерес любимого обеспечен.

- Вы строите семью второй раз. Это сложнее, чем в первый?

- Те мои отношения, в которых родился Игорь, нельзя назвать семейными. Они довольно быстро закончились. Поэтому сейчас у меня все впервые. Я никогда не стремилась выйти замуж, потому что свободолюбива. И никогда не смотрела на мужчину как на добытчика. Искала и не находила того, кого можно для вдохновения поставить на пьедестал. Но теперь нашла.

- Но официально вы так и не женаты!

- Я могу сейчас лишь одно сказать: мы оба этого внутренне желаем, и никаких препятствий нет. Но женитьба — это вдохновение. Придет — и сложится песня…

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Разве можно поверить в то, что Юлии Высоцкой летом исполнилось 40 лет? Глядя на эту улыбчивую и энергичную молодую женщину - нет! Но если осознать, сколько она в жизни уже успела, - то да! Актрисе и телеведущей есть о чем вспомнить и рассказать...

- Юля, я помню вас по Белорусской государственной академии искусств, где тоже училась. 17 лет назад вы, уже выпускница, пришли к нам, студентам, на занятия - вы просто светились! И сказали: «В жизни может случиться все что угодно! Могут произойти просто волшебные вещи!» Мы знали, что вы учитесь в Лондоне. Но о вашем романе с Кончаловским тогда еще никто не знал...

- Я не помню, что говорила. Но действительно, в тот момент у меня происходили изменения. Я понимала, что назад дороги нет. Хотя и в прежней студенческой жизни все было прекрасно - замечательное время. Но перспектив было мало: театр и кино не развивались, с телевидением - совсем грустно... А тут я увидела мир, пережила много незабываемых моментов: первое капучино, первая пробежка в парке в Лондоне, яркая Турция, сумасшедшая Америка... И я ясно осознавала, что даже работать официанткой в Лондоне интересней, чем быть артисткой театра в Минске. Потому что это значит путешествовать, видеть мир, быть хозяйкой самой себе, жить полной жизнью. Наверное, можно сказать, что судьба моя изменилась в результате целого ряда выборов, которые я делала и которые в конце концов привели меня в тот «знаменитый лифт» (речь идет о гостиничном лифте, в котором Андрей Кончаловский познакомился с Юлией Высоцкой. Это случилось в 1996 г. на кинофестивале в Сочи).

- Что же это были за выборы?

- Наверное, все началось с поступления в Белорусский театрально-художественный институт в Минске. Руководителем курса была потрясающая Лидия Монакова - абсолютно европейский педагог. Она говорила нам, 17-летним. «Судьба - это характер. Надо хотеть многого. Не ждать, а хотеть. Это значит - пахать». И действительно, хотеть и ждать - очень разные посылы. Я всегда хотела много работать, сниматься в Голливуде. Но у меня не было такого ощущения, что все это обязательно случится... А потом Лидия Алексеевна ушла с нашего курса, и я поняла, что не могу учиться у другого педагога. И вот я пришла к ней и сказала, что хочу уйти из института. Она посоветовала не уходить совсем, а взять академический отпуск. Именно этот выбор я и сделала. А тут и психосоматика сработала - болезнь возникла, потому что она мне была нужна. У меня случился страшный приступ гайморита, с падениями в обморок. Я это использовала, чтобы уйти в академку. А когда Лидия Алексеевна снова начала преподавать, я восстановилась на ее курс. Не уверена, что сумела бы стать актрисой, если бы училась не у Монаковой. Естественно, студентам театральных институтов судьба все время дает какие-то шансы. Вообще, работы было много — я снялась в фильме Михаила Пташука «Игра воображения». Еще было телевидение, я вела программу «Абибок» то есть «Бездельник»...

Юлия Высоцкая с мужем

- Я помню! Это была одна из самых модных и популярных передач про шоу-бизнес и культурные события в Белоруссии.

- Но я оттуда миллион раз порывалась уйти, потому что платили нам от 15 до 30 долларов в месяц. Надеть было нечего, накраситься нечем. Соглашаясь на свидания в институте, я выбирала кафе по принципу, чтобы там было поменьше света. Потому что мои ботинки лопнули. А еще молодой человек, который за мной ухаживал, пригласил меня в поездку в Петербург, и я поехала в цигейковой шубе моей подруги. Много таких моментов было, но счастье-то у студентов не в том, есть ли деньги, нет ли денег... Мне, например, всегда доставляло удовольствие кого-нибудь чем-нибудь накормить. В студенческой жизни праздники можно устраивать каждый день - поводов достаточно. Большие компании, разговоры про кино, театр, и у плиты всегда стояла я. На страшной и обшарпанной общей кухне пекла то пирожки, то эклеры, то манники, то лимонники, то печенье...

- Как вам времени на все хватало?

- Времени не хватало так же остро, как и денег. После занятий в институте, после репетиций и экзаменов ночами я снимала свою программу. Передача требовала много труда: запоминать тексты по-белорусски, снимать до четырех утра, а после этого в восемь уже стоять у станка в балетном классе академии искусств. Но я не бросила передачу, и это привело к тому, что зимой я со своим однокурсником Эдиком Трухменевым попала на фестиваль «Лики любви». Он выиграл, а я пролетела. Но зато я подружилась с девочками-организаторами, и летом на фестиваль «Кинотавр» («Лики любви» были его детищем) они решили пригласить меня - как актрису, сыгравшую в «Игре воображения» и еще в одном фильме. Этот случай и привел меня на фестиваль, где мы с Андреем Сергеевичем познакомились.

- Как выдумаете, что его сильнее всего зацепило в вас?

- Я понятия не имею, это нужно спросить у него... Но планов выходить замуж и строить какие-то серьезные отношения у меня не было. Мне кажется, я это интуитивно понимала с детства: лучше не мечтать, не загадывать. Надо жить в эту конкретную секунду, а не строить планы или вырабатывать стратегию. Сегодня что-то есть, а завтра может и не быть. Так что самое верное - просто оставаться открытой неожиданностям.

- А как вы оказались на учебе в Лондоне?

- Сначала в Лондон меня повез Андрей Сергеевич. Там мы с ним пошли на один из последних спектаклей Пола Скофилда. Я почти не понимала, что говорили со сцены, - я практически не знала английский. Но все равно спектакль производил настолько сильное впечатление, что я не смогла уйти из зала в антракте - сидела и рыдала. Андрей Сергеевич остался со мной. Вдруг за спиной слышу голос: «Здравствуйте, вы Андрей Кончаловский?» Я поворачиваюсь и вижу знакомое лицо. Говорю: «А вы Олег Мирошников?» Это была еще одна судьбоносная встреча в моей жизни. Олег тоже ученик Монаковой, который пятнадцатью годами раньше уехал из Минска в Бельгию, потом - в Англию, где стал преподавать актерское искусство. А за два-три года до этой нашей встречи он приезжал в Минск, и Лидия Алексеевна его нам, студентам, представляла. Он, конечно, тогда меня не запомнил... Я активно изучала английский язык, и было принято решение, что нужно поступать в театральную школу, для того чтобы работать над сценической речью. Олег мне посоветовал, какой материал взять для поступления, в какие школы подавать документы, и в результате, когда меня взяли в четыре актерских школы, помог мне сделать правильный выбор.

Юлия Высоцкая с детьми

- И вы не побоялись разлучиться с Анд­реем Сергеевичем ради учебы в Англии. Наверное, скучали друг по другу.

- Конечно, скучали, писали друг другу письма, случались какие-то сюрпризы, он присылал мне розы. Однажды прислал букет огромного размера - желтые, красные, белые... Я не могу сказать, что это были какие-то невероятные подарки, это были знаки: я у тебя есть, я про тебя помню. Эти розы не помещались даже в ванне. Я ку­пила для них огромную вазу в форме стакана размером вполовину меня, и они стояли довольно долго, наверное, недели три.

- Теперь вы владеете английским, французским и итальянским языками, и, насколько я знаю, у вас есть предложения играть в И
талии...

- Да, меня зовут играть в Неаполе. Нужно делать выбор, потому что придется оставить детей на восемь недель. А я не уверена, что готова на это пойти.

- Но ведь это не такой серьезный выбор, как тот, который вы сделали, решив кардинально изменить свою жизнь, учиться в Англии...

- Да нет, наоборот, этот выбор гораздо серьезнее. Тогда я была авантюристкой. Но с рождением детей женщина очень меняется. Может быть, что-то от авантюризма во мне осталось, но гораздо меньше. Есть дети, есть ответственность. Раньше я владела собой, сейчас я собой не владею, мною моя семья владеет.

- А вы еще ребенка не хотели бы?

- Я из тех счастливых женщин, которые пребывают в эйфории и во время беременности, и при родах, и после родов. То есть мне абсолютно непонятно такое явление, как послеродовая депрессия. Оба раза после того, как Андрей Сергеевич перерезал пуповину, я брала своего новорожденного ребенка на руки и говорила: «Хочу еще!» Пожалуй, рождение малышей - это самое большое счастье, которое я пережила в своей жизни. Даже когда режиссер Кончаловский тобой доволен на сцене, это несравнимо с такими моментами.

- А если бы вы не были реализованы творчески, то смогли бы быть счастливой?

- Я в любом случае не была бы нереализованной. Я бы без конца учила языки, занималась игрой на фортепиано, каталась на велосипеде, изучала французскую, итальянскую, японскую кухню. Словом, я из тех людей, которые просто не могут быть несчастными.

- Вот интересно, какие ежедневные удовольствия приняты в вашей семье?

- Книжки хорошие, танцы. Я просто включаю музыку и танцую с детьми. Андрей Сергеевич любит смотреть, как я танцую. Иногда даже его удается вытащить потанцевать.

- А вы по-прежнему ежедневно бегаете по много километров?

- Конечно. Ведь что не работает, то умирает. Это моя философия. Я трудоголик, и для меня слово «работа» - синоним счастья. Часто говорят: я устал, много работаю. А я всегда отвечаю: «Какое счастье! Значит, тебе интересно жить». Для меня и игра в кино - это работа, и отношения с близкими - работа, и дружба - работа, и мое собственное тело - тоже работа. Я люблю двигаться. Но чтобы поймать кайф от этого, нужно сначала проделать определенную работу. Зато в итоге я просыпаюсь по утрам в предвкушении, что скоро побегу. И не всегда я чувствую в себе прилив энергии, иногда бывает наоборот. Когда нет сил бежать, я начинаю идти. Сначала медленно, потом быстрее, потом вдруг - раз! - и бежишь 12 километров в час, рвешь в горку, под горку, обгоняешь каких-нибудь мускулистых красавцев на пути... После чего приходишь домой и говоришь: «Кайф». Но это нужно в себе открыть, набить мозоли, устать, но не бросать. И тогда ты будешь вознагражден. Это как занятие музыкой. Часами играешь гаммы, чтобы потом когда-то испытать секунду вдохновения. Видимо, только через страдание приходит ощущение счастья.

- И в любви необходимо страдание?

- Нет, в любви не нужны страдания. В любви нужна работа: постараться понять человека, найти компромисс, наступить на горло собственной песне. Потому что если песня собственная - она эгоистична. И если ты хочешь и дальше жить с этим человеком, то имеет смысл сделать так, чтобы было хорошо не только тебе, но и ему тоже. Другое дело, если тебе не важно, что за человек рядом: этот, второй, третий, четвертый... Но я из тех женщин, для которых мужчина должен быть богом, абсолютной величиной. Мне нужно понимать, что второго такого нет, что он самый лучший на свете, единственный и уникальный. И тогда я тоже буду самая лучшая.

- Юля, вы сейчас много работаете в Тоскане...

- Да, у меня здесь работа, связанная с кулинарными путешествиями: к нам приезжают люди учиться готовить, и мы снимаем об этом передачу. Еще я новую книжку сейчас заканчиваю, да и в театре в этом году работы хватало - выходили «Три сестры». Кроме того, скоро в Москве я открываю вторую кулинарную студию. И это для меня не просто какой-то бизнес-проект, а хорошее дело. Когда я провожу мастер-классы, когда вижу, как у людей сияют глаза, как у них получается впервые в жизни испечь хлеб или сделать майонез, - это восторг. Я после этого прихожу домой и долго мучаю Андрея Сергеевича рассказами о том, что у кого получилось. По эмоциональному заряду это ничем не уступает театру. И наконец, я открываю еще один ресторан. Уютное место, но без высокой кухни - что-то близкое к тому, что я готовлю для «Едим дома!».

- А в кино у вас есть какие-то проекты?

- Нет, меня особенно не зовут. Я иногда вижу интересные фильмы, но понимаю, что у меня не очень много шансов сыграть, потому что я не часть тусовки. А может быть, просто не всем нравлюсь как актриса, поэтому выбирают других...

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Александр Васильев - первый и самый известный в нашей стране историк моды. Но мало кто знает, что в качестве театрального художника он оформил более 100 спектаклей в 38 странах мира, как коллекционер собрал более десяти тысяч костюмов разных эпох и старинные произведения искусства. Кроме того, Александр организует выставки из предметов своей коллекции и проводит собственные выездные школы, читает лекции на четырех языках, преподает в вузах Москвы и других городов, а еще успел написать три десятка книг, посвященных моде. А началось все с первой
любви...

«Такие эмоции бывают только в молодости»

«Ты обязательно должен приехать ко мне во Францию! Я всегда буду тебя ждать», - повторяла Маша, прощаясь со мной. Моя любимая уезжала насовсем, а со мной оставались только воспоминания и последние ее слова... Шансов когда-нибудь еще встретиться с Машей у меня практически не было. Но все же я нашел один отчаянный шанс из тысячи! Я решился на фиктивный брак с француженкой и все-таки оказался в Париже... Когда я увиделся там с Машей, она сказала: «Извини, я встретила другого человека. Он француз, журналист». Несколько лет я не мог справиться со своим чувством к этой девушке. Первая любовь так опасна! Эти невероятно сильные по остроте эмоции можно испытать только в молодости... Такое расставание стало для меня страшным испытанием. Хотя, с другой стороны, оно же оказалось чудным уроком. Я научился принимать удары судьбы как должное... Сейчас Маша - художница-абстракционистка с большим именем. У нее семья, что не мешает нам до сих пор дружески общаться. И я всегда чем могу помогаю этой прекрасной и талантливой женщине, порой даже финансово...

Отлично помню, как я влюбился в нее. С первой встречи я понял: эта девушка лучше всех на свете. Роман закрутил нас, как в вихре. С нами все это было впервые - первое объятие, первый поцелуй, первая близость... Ради Маши я начал жизнь с белого листа, несмотря на то, что меня ждала шикарная карьера: я уже поступил в аспирантуру Академии художеств, одновременно работал художником по костюмам в Театре на Малой Бронной, сделал вместе с папой спектакль «Волки и овцы». При этом имел собственный контракт в Комсомольске-на-Амуре на оформление «Бесприданницы», но... И вот моя любимая уехала с мамой во Францию... Родители Маши работали в Париже в советском торгпредстве. И вот ее мама, переводчица, влюбилась во французского архитектора. Они поженились, а в те времена брак советской женщины с иностранцем грозил неприятностями. Поэтому Машу и ее маму ждали срочный переезд и полный разрыв со всеми, кто остался на родине... Для меня это стало настоящей трагедией. Позже я познакомился с прекрасной француженкой. Милейшее создание, изучавшее русский язык в МГУ. Я объяснил Анне свою ситуацию и попросил помочь мне. Она согласилась, уехала во Францию и прислала мне приглашение...

Александр Васильев

Спасибо родителям, они ни разу не упрекнули меня за мой отъезд. Мама, провожая меня в аэропорт, сказала: «Я знаю, что ты оттуда не вернешься. я же была в Пари­же». Она все понимала правильно... Вновь нам довелось увидеться только восемь лет спустя. Зато к этому времени родители уже могли по-настоящему мною гордиться!»

«Счастлив, что стал человеком мира»

«1 июня 1982 года - на всю жизнь запомнил эту дату - я благополучно приземлился в прекрасном Париже. Город произвел на меня невероятное впечатление... Поселился я у своей официальной жены Анны.

Наш брак продлился пять лет. Отношения складывались весьма необычно. Как ни странно, моя фиктивная жена была ко мне не просто очень привязана - она полюбила меня. И я отвечал ей большой симпатией. Так что со временем мы зажили нормальной жизнью мужа и жены. Но увы... Через некоторое время моя супруга стала встречаться с любовником. Сначала я только догадывался об этом, а потом увидел своими глазами. Возвращаюсь однажды домой и вижу, как на улице, прямо перед домом, Анна целуется с мужчиной. Я смолчал. В другой раз жена пришла среди ночи и объяснила свой поздний приход тем, что была на позднем сеансе в кино. Я поинтересовался: «Хороший фильм?» Она небрежно ответила: «Нет, так себе». Я сказал: «А это потому, дорогая, что ты не смотрела на экран...» Вскоре она вышла замуж за своего возлюбленного, родила троих детей. Я рад за нее... Думаю, Анна сохранила хорошие воспоминания о нашей совместной жизни, потому что до сих пор звонит мне, всегда поздравляет с днем рождения, и мне это очень приятно. И я поздравляю ее со всеми праздниками...

А тогда, после того как Анна меня бросила, я остался совершенно один в пустой съемной квартире. Но моя благородная жена подарила мне тарелку, вилку, ложку, нож и чашку со словами: «Для начала этого хватит». А еще Анна подарила мне кровать. Кто только потом не спал на этой односпальной кровати с сеточкой — и папа мой, и мама, и звезды балета, и все друзья поочередно. До сих пор храню то историческое ложе - оно стоит в моем доме в Оверни... После нашего разрыва с Анной я очень скоро почувствовал себя совершенно счастливым. Один в своей квартире! Могу делать в ней все, что захочу!

Александр Васильев

Работу во Франции я нашел на удивление быстро - через два месяца после приезда мне предложили контракт в театре. И с тех пор работал без остановки. Никогда не сидел на месте, всегда искал себе дело. К 83-му году у меня уже был французский паспорт, и я начал открывать для себя Европу. И вот опять - волею случая - я получил контракт на оформление ранней пьесы Чехова «Платонов» в Рейкьявике. Сразу после завершения этой работы мне предложили сотрудничество в Бельгии, в Королевском балете Фландрии, со знаменитым русским хореографом Валерием Пановым... А к сегодняшнему дню я в общей сложности поработал в 38 странах мира.

Я счастлив, что стал человеком мира. Ко мне же обращаются не только театры, но и музеи самых разных стран. У меня проходили выставки в Брюсселе, Антверпене, Стамбуле, Сиднее, Токио, Гонконге, Лондоне, неоднократно я выставлялся в Парижском музее моды. Неплохой послужной список получился, да? Мечтаю открыть в России музей моды, но пока эта мечта недостижима. Увы, время для такого музея в нашей стране еще не пришло. Но ничего, подожду. А пока буду продолжать собирать коллекцию и выставлять ее».

«У меня много поклонниц»

«Женщины обхаживают меня всячески: завлекают, одаривают, пишут любовные письма. У меня много поклонниц. Понимаю: я для них лакомый кусочек. Все-таки холостяк, да еще с недвижимостью, с именем, с коллекцией, но... Я сразу вижу людей, которых интересует только материальная часть. И мне они не нужны. Зачем? И главное, среди них я ни разу не нашел ту, с которой мне было бы интересно разговаривать. Вот что ужасно. Не хочу я беспрерывно быть профессором. Я и так преподаю и воспитываю каждый день: и по телевизору вещаю, и вне экрана всех поучаю, даже через Интернет учу. Но мне хочется, чтобы уж под крышей собственного дома кто-то чему-то поучил и меня. К сожалению, интересные мне женщины либо уже заняты другими мужчинами, либо находятся в несоответствующей мне возрастной категории. К примеру, у меня есть подруга Ксения Триполитова, в прошлом балерина, ей 98 лет. Сейчас она живет в моем литовском имении. Вот с ней мне есть о чем поговорить. Странно, да?

А мне нравится... Или, допустим, Эвелина Хромченко. Очень многому научился у нее во время нашей совместной работы на «Модном приговоре». Умная, образованная, талантливая, великолепно разбирающаяся в моде, особенно современной. Очень мне нравится эта женщина, иногда даже вижу ее во сне. Эх, жалко, что замужем...»

Призыв от Александра Васильева: дорогие мои, перестаньте меч­тать о принце, у нас в стране никто сыновей своих принцами не воспитывает! Живите реальной жизнью, наслаждайтесь каждым днем! Одевайтесь просто, но элегантно, подбирайте одежду по себе и воспитывайте в себе вкус».

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Сыну Ольги Будиной Науму еще только восемь лет, но он уже успел повидать мир, ведь для Ольги лучший способ отдохнуть от изматывающих съемок - это махнуть с Наумом куда-нибудь в путешествие. Актриса рассказала, где они побывали, куда еще собираются поехать и о многом другом.

- Впервые я решилась вывезти Наума куда-то далеко от дома, когда ему было три года. Мы отправились на месяц на Черное море, под Геленджик. Понятно, когда родители везут детей на море, то надеются, что ребенок будет оздоравливаться, много купаться, прыгать в волнах... Именно так и поступали все дети, которые были вокруг. Кроме Наума. За целый месяц он ни разу даже не вошел в море! Его пугали волны, и никакие уговоры не помогали заставить поплескаться даже в штиль. В последний день я уже буквально со слезами на глазах взяла Наума на руки и потащила к морю, но он все равно вырвался и убежал на берег. Так обидно было, целый месяц насмарку! На следующее лето я уже поехать с ним не смогла, они отправились на море с бабушкой, и, слава богу, ребенок стал купаться! А потом - чем дальше, тем больше. Сейчас уже его из моря или бассейна не вытащить. Однажды было совсем смешно. Мы с ним ездили в Швейцарию и гуляли по берегу Женевского озера. Науму было уже шесть лет. Стояла осень, довольно прохладная. Мы с сыном прогуливались в джинсах, свитерах и ветровках. А у озера на лежаках загорали швейцарцы в плавках и купальниках... Наверное, моржевали. И тут Наум говорит: «Я тоже хочу поплавать».

- И что? Ты отпустила сына купаться в холодной воде?

- Нет, тогда я устояла перед его уговорами... Но в другой раз сыну все-таки удалось выпросить у меня купание в холоде, это было уже во Вьетнаме. Мы полетели туда на Новый год. Из-за непогоды вылет самолета отложили, дорога растянулась на двое суток. И в итоге, вместо того чтобы приехать на место заранее, мы добрались до нашего отеля к вечеру 31 декабря. Нужно было готовиться отмечать Новый год, а тут Наум канючит - пойдем на море да пойдем на море. Я его уговариваю: «Сынок, вот завтра проснемся и прямо сразу на море, даже завтракать не станем, а сейчас пойдем отмечать Новый год!» Он соглашается. Отмечаем, веселимся, а часа через два опять за свое: «Ну можно хотя бы один разочек в бассейне искупаться! Это будет твой самый хороший подарок мне на Новый год!» А надо признаться, что было довольно холодно, ночь же. Ну ладно, думаю, пройдемся-ка мы по территории отеля, найдем какой-нибудь бассейн в максимальном отдалении от праздничной кутерьмы. Наум тронет ледяную воду ногой и успокоится наконец. Зашли в номер, взяли полотенце, чтоб все было по-настоящему, идем. И тут Наум... опускает одну ногу в бассейн, другую, потом залезает туда полностью и плывет! Вода леденющая, я в любую секунду готова нырнуть за ним, нервничаю, а он хохочет вовсю, счастливый!

Ольга Будина с сыном

- Вот как раз из таких моментов и складываются самые счастливые воспоминания детства... А со скольких лет ты Наума стала за границу возить?

- Первая заграничная поездка у него была в четыре с половиной года - мы ездили в Прагу. И с той поездкой у нас был связан очень важный воспитательный момент. Поскольку было Рождество, вся Староместская площадь представляла собой огромный праздничный базар. И у Наума глаза разбежались. А у него по молодости лет была привычка куда-нибудь убежать, не интересуясь, где мама, - как, наверное, и у большинства детей. И в какой-то момент мне надоело гоняться за ним от ларька к ларьку, и я позволила ему потеряться. Он понесся к каким-то очередным сахарным леденцам и разглядывал их минут пять, забыв обо всем на свете. А я спряталась за елкой и оттуда за ним наблюдала. И вот в конце концов Наум оглянулся и обнаружил, что меня нет. А я все не выхожу из укрытия. Вышла, только когда увидела: он вот-вот расплачется. Сын подбегает ко мне и говорит: «Мама, ну я же тебя потерял!» А я ему: «Пожалуйста, больше не делай так, а то ведь действительно потеря­ешь». И с тех пор, куда бы мы ни ездили, он уже никогда от меня не убегал.

- Некоторые даже сигарету выкурить разрешают ребенку, чтобы раз и навсегда отбить охоту к таким вещам. Оль, а какая поездка для тебя была самой за­поминающейся?

- Каждая по-своему. Очень яркая у нас была поездка на день рождения Наума в парижский Диснейленд. Это когда ему пять лет исполнялось. Знаешь, я впервые оказалась в Диснейленде, когда Наума еще и в помине не было. И меня поразило, как американцы умеют сделать все так, чтобы дети были счастливы. Чего стоит только один фейерверк в конце дня, перед закрытием парка. Ничего более величественного для детей я никогда не видела. Тогда я стояла, смотрела ввысь, и у меня от восторга текли слезы. И я видела, что все, кто стоял рядом - родители с детьми из разных стран, — тоже смахивали слезу. Вот я и решила, что, когда у меня родится ребенок, его первый юбилей мы отметим здесь! Моя мечта сбылась - накануне пятилетия Наума мы поехали в Диснейленд. Ребенок был на седьмом небе от счастья!

Ольга Будина

- А тебе самой где больше всего понравилось отдыхать?

-  В Сиднее. Мы туда на прошлый Новый год ездили.

-  Как это ты с ребенком решилась на утомительный перелет в Австралию?

Мы летели на комфортабельном самолете, где кресло раскладывается как угодно, 35 вариантов положений, да еще и с массажем. Плюс персональное видео, где было закачано с полсотни русских фильмов. В общем, перелет не показался нам тяжелым. Ну а почему именно Австралия? Знаешь, на тот момент я совершила очередной подвиг - снялась в тридцати двух сериях «Земского доктора». Съемки шли в Угличе девять месяцев. А у меня тогда Наум только пошел в первый класс, причем сразу в две школы: в общеобразовательную и в музыкальную Гнесинскую. В итоге я так страшно вымоталась, что решила на Новый год уехать далеко-далеко. И мы с Наумом 25 дней провели в Сиднее. Мне даже захотелось там жить! И дело даже не в природе и не в количестве экзотических животных. Главное - общая атмосфера, люди. Они невероятно приветливы. Какая-то бесконечная «акуна матата» (на языке суахили означает «без забот»). Австралийцам просто нравится жить. Они все очень самодостаточны и лучатся счастьем и спокойствием.

- Не может быть, чтобы у живого человека настроение было постоянно хорошим.

- А вот у них всегда так! Такая удивительная страна! А еще Сидней для нас с Наумом стал исторически значимым местом, потому что там сын впервые побывал в опере.

- Не рано ты его в оперу повела?

- В самый раз. К этому времени сын уже полгода отучился в музыкальной школе и побывал во многих концертных залах. Но в Сиднее нам повезло особенно: мы попали на гастроли «Метрополитен-опера», и не на что иное, как на «Волшебную флейту». А Наум как раз занимается по классу флейты. Знаешь, это все было каким-то чудом. Там поют, причем фантастически мощными голосами, какие-то фотомодели! И они такое зрелище создали, что семилетний ребенок, не говорящий по-английски, глаз оторвать не мог. В общем, удачно мы сходили. Только вот вышли в антракте, и вдруг прямо у меня над ухом раздается девичьим голоском по-русски: «Не, ну охренеть, классно!» Я понимаю, что девушке тоже спектакль понравился, но почему, спрашивается, рядом должно было оказаться именно мое ухо? За что мне это - именно такую литературную фразу услышать? Наверное, чтобы не совсем уж в небеса от счастья улететь...

Ольга Будина

- Ну а куда еще вы за 25 дней в Австралии ездили?

- Ой, я была такая уставшая, что никуда не могла ездить. Мне необходимо было побыть таким, знаешь, овощем. Вести растительный образ жизни. Но мы все равно облазили весь Сидней. В зоопарке самое большое впечатление на нас произвели коалы. Все хотят с ними сфотографироваться, а они дрыхнут! У них же такой режим - спать 23 часа в сутки, потом поесть эвкалиптовых листочков - и снова спать. Мы с Наумом минут сорок их караулили, дожидаясь, чтобы кто-то хоть один глаз приоткрыл. И вот одна коала проснулась и повернула голову - бросились к ней с фотоаппаратом, но, пока настраивали кадр, она опять заснула. Мы набрались терпения и снова стали караулить... В конце концов сфотографировались с бодрствующей коалой. Она такая чудесная, совершенно плюшевая!

- Слушай, вот ты - хрупкая девушка, вдвоем с сыном повсюду путешествуешь... Это же не всегда легко!

- Да уж, однажды мы угодили в переделку! Три года назад на новогодние праздники я решила, что пора его на горные лыжи ставить. С парижскими друзьями мы от­правились в Гренобль, в горы. За пару дней друзья показали нам все легкие трассы, и мы лихо катили по ним с Наумом. Я довольно легко управлялась, Наум стоял передо мной и держался за мои палки, практически висел на них. А потом наши друзья уехали. И через несколько дней одиночного катания я перепутала трассы, да еще как!

- Ты что, с ребенком, висящим у тебя на палке, на черненькую полезла?

- Нет, мы попали на красную, предпоследний уровень сложности. После наших сине-зеленых это было очень круто! К тому же резко изменилась погода - вокруг потемнело, повалил снег, видимости никакой. И я проглядела нужный поворот. Плюс ко всему у меня еще не берет мобильный, и я не знаю французского. Правда, просить о помощи все равно некого - лыжники на таких трассах подобно ястребам летают, а уж в непогоду тем более озабочены лишь возможностью побыстрее оказаться в безопасном месте. Выходов из ситуации, собственно, немного. Либо снять лыжи и идти вниз пешком, либо лечь на склон и катиться. Но и то, и другое займет много времени, а мы находимся все еще очень высоко, и через час закрываются все подъемники. В общем, я принимаю соломоново решение и говорю Науму: «Сын, теперь ты не произносишь ни слова, зато очень крепко держишься за мои палки и стараешься делать ровно то же самое, что буду делать я. Смотреть только на наши лыжи и держать свои строго параллельно моим. Все понял?» «Понял», - сказал сын. И, надо сказать, действительно понял, и нам чудом удалось спуститься быстро и без потерь. Я уверена была, что на лыжи больше никогда не встану. Но прошлой зимой Наум заявил, что ему надоело на Новый год купаться и загорать. Он хочет играть в снежки. И мы поехали в Австрийские Альпы. Я взяла Науму инструктора, и в итоге сын катается лучше меня.

- И как вы там отдохнули?

- Да разве с нашими друзьями-горнолыжниками можно отдохнуть? Поднося бокал с шампанским к губам в новогоднюю ночь, я заметила: «Надеюсь, хоть завтра у нас получится выспаться...» Но товарищи невозмутимо посмотрели на меня и, подмигивая Науму, изрекли: «Поспать и дома можно, мы каталку пропускать не хотим и тебе не советуем». До меня начинает постепенно доходить вся неотвратимая суть произнесенного. «То есть вы хотите сказать, - говорю, - что 1 января мы встанем до восхода и к десяти утра пойдем на гору кататься?» А они: «А как иначе?» Тут и Наум начинает канючить: «Мама, мы хотим кататься!» И вот у меня есть фотография, сделанная 1 января в 10 утра: я стою на склоне и, конечно, счастливо улыбаюсь!

- Ужас! На горных лыжах кататься - это тебе не на пляже лежать... Кстати, сейчас же у тебя снова перерыв в съемках. Опять куда-то поедете?

- До конца этого года - нет. В ближайшие каникулы будем отдыхать с Наумом дома. Мы любим с ним устраивать домашние музыкально-поэтические детские концерты. Сын играет на флейте и фортепиано, читает стихи. Другие детишки тоже играют и читают что-то наизусть... Мне очень хочется сделать детство Наума таким теплым и прекрасным, чтобы, когда он вырастет, это тепло всегда его согревало.

- А чем еще планируешь заняться, пока ты не уехала из Москвы в очередную киноэкспедицию?

- Даже если я не снимаюсь, у меня масса дел, всегда хочется позаниматься чем-то новым Я стала учить иностранные языки, даю мастер-классы по системе Станиславского, играю с удовольствием свои спектакли. А еще, на радость Науму, я села за руль! Всегда этого хотела, но мама внушала, что мне это категорически противопоказано, что я рассеянная и слишком эмоциональная. Но я уже не могу быть только пассажиром, хочу рулить сама! Так что начала учиться тайком ото всех, чтобы меня никто не смущал своими опасениями. На первом же занятии девушка-инструктор сказала мне: вот педали, вот рычаг переключения передач, вот ключ зажигания - поехали! И я целый час сама ездила по московским улицам. Никакие мои просьбы прекратить эту экзекуцию на инструктора не действовали, и правильно. Зато я сразу осознала степень ответственности за рулем. А теперь я уже пару раз самостоятельно отвезла Наума на занятия, начинаю потихоньку изучать московские дороги. В общем, и эта моя мечта наконец воплотилась. Теперь уверена: главное - верить в себя, и все получится!

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Вера Брежнева, кажется, никогда не унывает, а жизнерадостность – это как будто бы ее визитная карточка. Где Вера черпает силы и вдохновение, что для нее главная ценность в жизни, об этом вы узнаете из интервью.

- Вера, ты производишь впечатление очень позитивного человека, от тебя прямо лучи какие-то исходят! Я так понимаю, что, несмотря на всякие личные неурядицы, ты по-прежнему устремлена в будущее и готова к новым отношениям?

- Это правда, прошло нелегкое время, и я вернулась к себе настоящей. Безусловно, время идет, жизнь продолжается, и я мечтаю создать семью. Естественно, начиная все заново, учитываю прошлые ошибки.

- А возможна ли вообще для востребованной в шоу-бизнесе артистки счастливая семейная жизнь?

- Конечно! Да, работа очень важна, она делает меня полноценной, счастливой, самодостаточной. Но то единое целое, что составляют вместе мужчина и женщина, - это для меня важнее всего. В прошлом году были моменты, когда мне было совсем не до улыбок. Именно потому, что этой важной составляющей не хватало. Сейчас же наслаждаюсь гармонией.

- А еще детей хочешь?

- У меня их уже двое. Но думаю, что как минимум еще один ребенок у меня будет. А лучше - два, чтобы было, как у моей мамы, четверо детей. Неспроста я очень на нее похожа, даже внешне - глаза, руки, ноги... Ну и в смысле объемного бюста я ее тоже почти догнала.

- Твоя мама вместе с тобой недавно снялась в телерекламе платежной системы...

- Да, меня поразило, как органично она выглядит в кадре. А ведь мама 25 лет работала на заводе. Я так рада, что смогла «уволить» ее оттуда. Помню, в определенный момент так и сказала: «Мам, все, я тебя увольняю с завода». Слава богу, теперь я могу дать ей все, что нужно для жизни. Мы, дочери, все ее поддерживаем. А вот теперь мама еще и сама снова стала зарабатывать, причем гораздо больше, чем когда-то на заводе.

- Она у тебя красавица, выглядит замечательно!

- Да, она не выглядит бабушкой семи внуков (а сейчас у нее именно столько). Люди, которые ее не знают, даже поверить не могут, что у нее такой «багаж». Мама правильно следит за собой, за здоровьем, стильно одевается. Умеет делать легкий макияж, который подчеркивает достоинства. Я ею горжусь! Ведь, когда мы жили в Днепродзержинске, о том, что у нее есть вкус, никто толком не знал - не было возможности его ни проявить, ни развить. А как только такая возможность появилась, мама сама в себе все открыла. Ну а что касается фигуры, она следит за питанием, и мы с ней вместе занимаемся спортом - у одного тренера. Кстати, мы обе своим внешним видом довольны.

- А чем вы занимаетесь?

- У нашего тренера авторская методика, в чем-то это похоже на пилатес. Работа над разными группами мышц, растяжки. Благодаря им у мамы восстановилась осанка.

- Сколько ей сейчас?

- 61 год. Вот мы все немножко боимся взрослеть и даже, не побоюсь этого слова, стареть. Но я смотрю на маму и понимаю, что у нее сейчас жизнь только начинается! Есть, конечно, небольшие нюансы со здоровьем, но в целом она в прекрасной физической форме и отличном состоянии духа. Например, шесть лет назад мама села за руль. Ее даже не пришлось уговаривать - она просто пошла на курсы, выучилась и поехала. Она живет на другом конце Киева, но сама приезжает к нам, так как проводит много времени с девочками, потому что при моей работе мне необходима помощь. Когда я уезжаю, мама присматривает за старшей дочерью Сонечкой и за младшей Сарой, даже при том, что у них есть няня. Не говоря уж о том, что у мамы есть и другие внуки.

Вера Брежнева

У нас дня не проходит, что­бы мы все с мамой не связывались. Я постоянно на связи, благо существует масса возможностей. И мама часто мне пишет SMS: «Ты поела? Ты тепло одета?» Она обо всех четырех дочерях и семерых внуках заботится и знает все вплоть до мелочей - наша мама постоянно в теме...

- А в отношениях с мужчинами она вас направляет?

- Мнение высказать может, но навязывать его никогда не будет. И не станет заставлять кого-то подчиняться ее ощущениям. Для нее самый главный фактор - чтобы дочки были счастливы. Если наши мужчины делают нас счастливыми, они становятся частью нашей большой семьи, мама совершенно искренне считает их своими сыновьями. Но если она видит, что что-то идет не так, то обязательно скажет.

- В детстве ты была с мамой откровенна?

- И я, и сестры - мы все ей рассказывали. Мама знала обо всех наших отношениях, сомнениях, проблемах, обо всем, что за день произошло. У нас был диван, по вечерам мы его раскладывали, располагались на нем впятером и болтали. Устраивали такие женские посиделки. Мы советовались обо всем на свете - друг с другом и с мамой. И это одно из самых лучших, самых счастливых моих детских воспоминаний. И то, что мы с сестрами до сих пор очень дружны, что мы друг за друга горой, это в первую очередь заслуга мамы. Еще я очень любила наши совместные завтраки, обеды, ужины. Но в основном это были все-таки завтраки. Мама готовила нам самую вкусную в мире яичницу и разные каши. Мы все были сладкоежки и клали в чай по пять ложек сахара, да еще и заедали бутербродом с маслом и вареньем. Это было удивительно вкусно! Всякий раз, когда собирались за столом все вместе, это превращалось в целый ритуал. И вот прошло много лет, и наши совместные трапезы в какой-то мере восстанавливаются. У меня сейчас живет моя младшая сестра Настя с мужем и двумя детьми, пока в их квартире идет ремонт. Для меня это счастье. И я очень рада возможности собраться всем вместе за столом или обсудить что-нибудь, сидя на диване, как в детстве... Мы с Настей словно вернулись в то время! А уж когда мама к нам присоединяется да еще кто-то из сестер приезжает - вот тут начинается особенный разговор! Иногда в нем и Соня участвует, ей ведь уже 12 лет. Конечно, при ней мы некоторых нюансов не обговариваем, я вообще не хочу, чтобы ребенок взрослел раньше времени.

Вера Брежнева

- Вера, я вот еще о чем хочу спросить... Семья семьей, но был ли у тебя чело­век, встреча с которым серьезно повлияла на твою жизнь? Для меня, скажем, таким человеком была Гурченко, которая меня очень многому научила - не только в творчестве, в профессии, но и вообще в отношении к жизни...

- Да, конечно, у меня тоже есть такой человек, это Константин Меладзе. Он при­внес в мою жизнь настолько коренные изменения, что всю мою биографию имеет смысл поделить на две части: до встречи с Константином и после... Он и мои общечеловеческие понятия сформировал, и профессиональные. То, как я люблю музыку, как люблю зрителей, как отношусь к делу, это все от него.

- Сейчас ты сольной карьерой занимаешься... Какие-нибудь песни времен «ВИА Гры» поешь на концертах?

- Только одну. А в остальном я пою то, что написано не для группы, а лично для меня, для моего сольного творчества. Некоторые песни писались с моим участием, в других случаях я была просто идейным вдохновителем... Жаль, но сама я пока не пишу. Иногда очень печалюсь, что нет у меня такого дара! Хотя, когда на меня нахлынут сильные эмоции, бывает, прорывает на стихи. Если моя душа вдруг говорит, то непременно рифмой. Но это исключительно личные стихотворения.

- Кому ты их посвящаешь?

- Конечно, своему мужчине. Пусть они простые, зато честные и искренние... Не важно, что до моих обожаемых Цве­таевой и Ахматовой мне далеко как поэту...

- А что тебе ближе - поэзия или музыка?

- Ну музыка во мне вообще порой вызывает дрожь. Я люблю за рулем включить подходящую по настроению музыку очень громко, и тогда во мне все кипит, бурлит... У меня нестандартный подбор любимых композиций. Это может быть классика, блюз, иногда - лирика XIX века. Или, наоборот, что-то современное: ранний Стинг, или Лана Дель Рей, или Леонард Коэн - я без ума от его тембра. Еще мне очень нравится Генри Манчини со своим оркестром, и новый альбом Земфиры, и саундтрек к фильму «Джанго» - некоторыми вещами в нем наслаждаюсь... Ну и, конечно же, песни Константина Меладзе. Они лиричные и волнующие.

- Да, действительно, все такое разноплановое... Но это здорово! А какие люди тебе нравятся?

- Если говорить о мужчинах, то мне нравятся в первую очередь самодостаточные. Пусть даже они еще не состоялись и у них все главное впереди - они должны быть цельными. Должен быть какой-то багаж, какое-то понимание жизни. Осознание что не стоит растрачивать ее на мелочи. Еще мне нравятся легкие люди - не легкомысленные, а с легким характером. К счастью, у меня нет необходимости поддерживать отношения с неприятными мне людьми. И если я общаюсь с человеком, пусть даже единственный раз в жизни пью с ним чай, это означает, что он мне нравится. С некоторых пор я могу себе позволить выбирать.

Рейтинг:  1 / 5

Звезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

- Светлана, расскажите, как вас пригласили в «Росомаху»?

- Я отправила пробы - так же, как было с фильмом «Шпион, выйди вон!» (фильм Томаса Альфредсона, в котором Светлана снималась с Колином Фертом и Гэри Олдманом.). В описании, которое мне прислали для проб, моя героиня была брюнеткой. Я купила черный парик и записала сцену в нем. На всякий случай мне сделали еще один дубль с моими родными волосами. И вот меня пригласили на съемки. Кстати, цвет волос для фильма менять не пришлось.

- Что вы почувствовали, когда вас утвердили на роль?

- Эта новость меня очень взволновала! У меня всегда так: когда узнаю, что меня утвердили, чуть ли не первая мысль - отказаться. Я начинаю представлять, какие по­том будут статьи, рецензии... Сегодня СМИ редко хвалят кого-то, ведь проще заинтересовать чем-то отрицательным. А я мнительная и, если читаю про себя что-то плохое, сразу думаю: «Все, немедленно ухожу из профессии!» И все-таки я победила свой страх и поехала на съемки. А когда увидела первый видеоанонс фильма, была просто в восторге! У нас получилось отличное кино, и я горжусь тем, что работала с Хью и Джеймсом (актер Хью Джекман и режиссер Джеймс Мэнголд.).

- В чем специфика работы в Голливуде?

- Там все четко организовано. После голливудских проектов мне хочется лучшего отношения к актерам в России. В США ко всем артистам на площадке относятся одинаково уважительно. В России в этом смысле больше заигрывания с именитыми актерами. Мне кажется, это не совсем правильно - на съемках должна быть дружеская открытая атмосфера. А еще мне нравится, что в Голливуде у актера есть свое пространство: каждому на площадке выделяют уголок, специальный вагончик. Можно уединиться, поучить роль, сконцентрироваться и в итоге дать проекту гораздо больше. А в России продюсеры часто скупятся на такие вещи, все находятся вместе, и актеры, гримеры, костюмеры мешают друг другу. Но, как ни странно, сниматься в России мне гораздо легче психологически.

Светлана Ходченкова в «Россомахе»

- Вам хотелось бы постоянно работать в США?

- Да, но я понимаю, что для этого нужно там жить. Ты должен быть доступен в любое время, потому что вдруг позвонит продюсер и захочет обсудить новый проект за завтраком. Из России летать на такие переговоры далеко и долго. Правда, о переезде за океан я пока не думаю. Все мои близкие люди здесь. Я не хочу ностальгировать по родине, предпочитаю скучать по ней только в отпуске.

- К 30 годам вы добились больших успехов в карьере. Для вас профессия - это главное?

- Я не из тех актрис, кто помешан на профессии. Мне нравится не только работать, но и отдыхать, встречаться с друзьями. В будущем хотелось бы создать семью. Но пока не хочется ничего менять. Мне сейчас комфортно, я абсолютно на своем месте и в свое время. Смешно вспоминать, но лет в 17 мне казалось, что 30 - это рубеж, дальше которого уже ничего интересного нет.

- В 17 лет вы думали, что станете успешной актрисой?

- Тогда я была далека от мысли, что стану актрисой. Я окончила школу и работала в модельном агентстве. В мечтах я видела себя на европейских подиумах. Но потом поняла, что хочу поступать в театральный институт. И все, как мне кажется, сложилось удачно.

- У вас напряженный график, как вы отдыхаете? Как поддерживаете форму?

- Вы удивитесь, но я почти не занимаюсь фитнесом, не сижу на диете и много ем! Особенно ночью. В полночь встаю и иду к холодильнику - ничего не могу с этим поделать. По биоритму я сова и, видимо, очень прожорливая. Но все мои калории уходят в нервы, так что на фигуре это не отражается.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Олегу Газманову - за 60. И он не делает секрета из своего пенсионного возраста. Потому что артист в такой прекрасной физической форме и таком расположении духа, что год рождения в паспорте кажется какой-то ошибкой. Каждый ли 30-летний мужчина может похвастать таким телосложением. А главное - желанием жить, творить и менять жизнь к лучшему?

«Если болеешь, уже не до любви»

- Олег Михайлович, на вашем сайте вы открыли проект «Секреты здоровья». И регулярно выкладываете в Сеть видео­ролики, в которых показываете свои тренировки. Как родилась идея создать такой проект?

- Летом мне исполнилось 62 года. Но я себя ощущаю моложе - активным и здоровым мужчиной. А видеоуроки - это мой ответ людям на многочисленные вопросы о моем здоровье и образе жизни. В них я рассказываю о своей системе упражнений, которые делаю вот уже 40 лет...

- Признайтесь, не жалко на это тратить время? Вы всегда в цейтноте...

- На это - не жалко. Мне будет приятно, если мои знания помогут людям. Я убежден, что лучше заранее подкачать свой организм, сделать его неуязвимым для перегрузок. Это поможет в зрелом возрасте избежать больниц и врачей. Все стремятся заработать больше денег, купить новый дом или машину, образовать семью и быть при этом счастливыми, радостными... Но если ты болеешь, тебе уже не до любви, не до денег... А я хочу, чтобы в нашей стране жили здоровые и счастливые люди, поэтому и делюсь своими секретами.

- Расскажите, пожалуйста, и нашим читателям о вашей системе оздоровления и поддержания себя в тонусе.

- Каждое утро я 10-15 минут делаю зарядку. Это несложный набор упражнений, но, чтобы был виден результат, делать их нужно каждое утро. Это приседания вместе с дыхательной гимнастикой по Стрельниковой - 60 раз, отжимания - около 80 раз, и приблизительно 60 раз я качаю верхний пресс.

- Держать себя в форме - это привычка спортивного детства?

- Привычка как раз приобретенная. В детстве богатырским здоровьем я не отличался: в сердце были шумы, меня частенько возили в санаторий. Но однажды я сам принял судьбоносное решение: правился в гимнастический зал, хотя с моим здоровьем делать это было категорически нельзя. Мама запирала меня на ключ на втором этаже нашего дома, но я спускался по водосточной трубе и бежал на тренировку. Я ведь гимнастикой начал заниматься очень поздно - в 6-м классе, и мне надо было многое наверстывать. Меня поначалу принимать не хотели. Но тренер увидел, какими глазами я смотрю на мальчишек в зале, и пожалел: «Ладно, попробуй подтянуться...» Я вцепился в перекладину и раз двенадцать подтянулся, шпагаты сделал, мостик... «Ну походи пока, - сказал он мне, - а там посмотрим...» Уже через год я был в группе сильнейшим. Мама устраивала тренеру сцены, троилась под суд отдать. Она ведь была врачом... Тем не юнее через год-два шумы в сердце пропали...

- Вы стали кандидатом в мастера спорта по спортивной гимнастике, но ведь уже была и травма позвоночника. Она не мешает вести активный образ жизни?

- В последние годы травма меня не беспокоит. Хотя врачи в свое время рекомендовали мне не играть в теннис и не кататься на горных лыжах. Но я обожаю заниматься и тем, и другим, а еще играю в футбол, занимаюсь виндсерфингом, люблю кататься на велосипеде. Просто внимательно слежу за позвоночником.

«Сын еще любит закаты»

- Олег Михайлович, у вас трое детей разных возрастов. Общий язык с ними легко находите?

- Любовь - главный язык в общении с детьми. И сейчас глазами своего третьего ребенка проживаю новую жизнь. Ведь дети помогают нам видеть мир каждый раз по-новому, подмечать детали, не переставать удивляться, а значит, не стареть и чувствовать себя счастливыми. Если бы не мои дети, я бы, наверное, не удивился тому, как падает желтый лист. А дети обратили на это мое внимание, и я написал следующие строчки:

Смотри, как гонит ветер желтый лист
На первом льду последней лужи ноября...

- Представляю, как удивил вас Родион, вдруг подарив на день рождения вертолет...

- Да уж, удивил! Такой огромный игрушечный вертолет. Теперь мы развлекаемся с младшей Марьяшкой: то кукол катаем, то маме чашку чая на второй этаж нашего дома поднимаем...

Семья Олега Газманова

- Родион - взрослый 32-летний мужчина. Чем он сейчас занимается?

- Он работает в бизнес-структуре.

- Но и музыкальное творчество не оставляет?

- Он сам пишет музыку и стихи, поет и выглядит счастливым. Это самое главное. Но я в эти его дела не влезаю. Влиять на его творчество не имею права, у него - другой возрастной круг, иные музыкальные пристрастия. Я даже сочинил по этому поводу вот такие строки: «Вместе слушаем грома раскаты, вместе ищем у жизни ответы. Только сын еще любит закаты, ну а я уже больше - рассветы».

- С младшим сыном Филиппом проще?

- Трудно сказать. У нас тут мама рулит, она очень требовательная. А мне бы все с ним да с Марьяшкой подушками подраться... Хотя я и к спорту его приучаю, и мужские обязанности по дому мы вместе выполняем. И образование он европейское получает.

- Ну уж дочка вас, конечно, радует?

- Марьяшка старается от Филиппа не отставать. Но, как маленькая женщина, подражает маме. А еще она с удовольствием рисует, занимается танцами. Мне нравится, что она легко находит общий язык со всеми новинками в электронике, легко освоила Интернет. Лично я в большом восторге от интересных новинок в области коммуникаций! С помощью видеосвязи мы со своими близкими можем оставаться всегда в контакте. Это делает нашу жизнь невероятно насыщенной.

Олег Газманов с женой

- Вы как-то сказали, что мужчины, женщины и дети - существа с разных планет. Вы с женой как нашли точки со­прикосновения орбит?

- Как-то нашли - притом что мы с Марусей действительно совершенно разные! Но, наверное, это хорошо: противоположности притягиваются. Когда люди любят друг друга, они находят компромиссы, привыкают, пересматривают какие-то взгляды. Это бесконечный процесс...

- Представьте, что у вас появилась возможность исполнить любое свое заветное желание. Что бы вы загадали?

- Знаю людей, которые мечтают: как бы не работать - и при этом хорошо жить. Поймать золотую рыбку, которая будет исполнять желания. Найти скатерть-самобранку. Мне этот образ жизни не подходит. В то же время мне хочется, чтобы людям в нашей стране жилось полегче. Несмотря на то что я достаточно успешный человек, всегда обращаю внимание на то, как многие наши люди трудно живут. Но, конечно, тут глупо надеяться на волшебство и чудеса. Поэтому я сам стараюсь не лениться, много работаю и стремлюсь к тому, чтобы осуществить свои мечты. И других призываю к этому же - и своими песнями, и своим примером.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Над Николасом Кейджем нередко посмеиваются: он играет одинаковых героев в однотипных фильмах. Однако триллер «Мерзлая земля» показывает нам совершенно другого Кейджа. Актер рассказал о новом фильме, профессиональных амбициях, любимых сыновьях и своих бесчисленных домах.

- Мистер Кейдж, расскажите, пожалуй­ста, о вашем герое в «Мерзлой земле» - детективе Джеке Хзлкомбе.

- Прототипом моего героя стал Гленн Флоте - человек, который смог поймать серийного убийцу Роберта Хэнсона в 1980-х годах. Мы изменили его имя, потому что Гленн не хотел, чтобы оно фигурировало в фильме. Я много общался с детективом, консультировался с ним по телефону, читал книги о его работе. И понял - Гленн настоящий герой, который живет рядом с нами. Он пожертвовал собой, безопасностью своей семьи ради того, чтобы на улицах было спокойно. 9 восхищен смелостью и благородством этого человек; и хотел передать это, воплощая его образ на экране. Надеюсь, у меня получилось...

- Вы снялись более чем в 70 фильма: А помните, когда и почему захотел стать актером?

- Лет в шесть-семь я смотрел по телевизору фильмы с участием Чарльза Бронссна, Шона Коннери и Клинта Иствуда и был очарован кино. Шел по улице и представлял себе съемку с крана - словно сверху снимают, как я иду в школу. Так что для меня желание стать актером было абсолютно органичным. Кино я любил даже больше, чем комиксы. Смотрел телевизор - и забывался... Старые фильмы стимулировали мое воображение, а оно, в свою очередь, меня вдохновляло.

- А ваша семья вам как-то помогала?

- Честно говоря, я держал свои мечты об актерстве при себе. Были, конечно, легкие намеки. Я любил Хеллоуин - обожал переодеваться изображать сыщика. Но вряд ли кто-то мог всерьез подумать, что я стану актером.

- Но сейчас ваши детские мечты воплотились. Как вы относитесь к своему актерскому успеху?

- Я не уверен, что воспринимаю себя так же, как меня воспринимают другие люди. И себя успешным не считаю. Всегда стараюсь ставить следующую цель, к которой стремлюсь, ищу в себе что-то, что надо улучшить. Мне трудно поверить, что стакан наполовину полон. Лично я склонен считать, что он наполовину пуст...

Николас Кейдж

- Скажите, о каких ролях вы сегодня мечтаете?

- Я бы очень хотел сыграть в комедии, но, вы знаете, в последнее время мне не предлагали интересных ролей в этом жанре. Еще у меня есть огромное желание делать независимое кино драматического характера.

- А вы можете себе позволить какой-то неординарный поступок ради получения роли?

- Сейчас уже нет. Вот если бы вы спросили об этом, когда мне было 18, - о, тогда - да! Я ведь так и поступал. Например, тот жуткий таракан в «Поцелуе вампира» - мне в самом деле пришлось его съесть! Но сейчас-то я считаю, что дело того не стоит: я очень хочу сохранить счастливый баланс между работой и жизнью.

- У вас два сына - Уэстон и Кал-Эл. Как думаете, вы хороший отец?

- Моему старшему сыну уже больше 20. Мы поддерживаем дружеские отношения, даже снимались вместе в кино (в 2005 году в фильме «Оружейный барон».). А младшему всего восемь. Надеюсь, я не такой уж сумасшедший отец. Дома пытаюсь быть папой, а не актером. Например, когда фильмы с моим участием показывают по телевизору, я его выключаю. Стараюсь, чтобы мой младший сын жил обычной жизнью. Помните, наши отцы в детстве казались нам всемогущими? Так вот, мой отец - умный и образованный человек, я всегда стремился достичь его уровня. И стараюсь использовать свой опыт в отношениях с собственными детьми.

- Мистер Кейдж, не секрет, что у вас очень много домов, уже больше полутора десятков: от старинных замков до вилл на островах. Зачем вам столько?

- С домами - как с женщинами. Встречаешь, очаровываешься, женишься, потом понимаешь: не то. Но уже привык, тянешь с разводом! А если серьезно, меняя дома, меняешь образ жизни, знакомишься с новыми людьми... Я люблю старину, обожаю Старый Свет. В Англии я купил дом, потому что мне очень близок Диккенс и герои его книг. Мечтаю в старости там поселиться. Что же касается замка в Германии, то это было довольно скромное приобретение. Одно название - замок. Хотя, конечно, сооружение старинное, его построили в XVI веке. Это не королевский замок, а жилище какого-то рядового рыцаря. Правда, в живописном месте - в лесу, на холме. Я решил, что отреставрирую его и он станет для моего семейства основной базой. Целый год там шла реставрация, но потом я понял, что это слишком большая роскошь. В итоге пришлось расстаться с баварским замком, хоть и жалко было почти до слез. За старинный дом во Французском квартале Нового Орлеана я выложил $3,7 миллиона, но не провел там ни одной ночи! Мне его продали как «дом с привидениями», но я не ожидал, что все так серьезно. Клянусь вам, они вправду там есть! Их пять или шесть! Они обитают не в самом доме, а в саду и. когда я один или с кем-нибудь туда наведываюсь, заглядывают в окна. Мы там иногда обедаем или ужинаем, но ближе к ночи уносим ноги от греха подальше. Я получил, наверно, с полдюжины предложений от разных парапсихологов, которые желают либо изучить это явление, либо избавить меня от него. Но я их не пускаю - из уважения к призракам.

Новые комментарии

  • Женский пиджак как украшение образа

    Milton
    I truly love your site.. Excellent ...

    Подробнее...

     
  • Нанесение пудры на лицо: основные правила

    Sharon
    I'm very happy to read this.

    Подробнее...

     
  • Алиса Мон: я увела женатого и заплатила за это сполна

    Dante
    ремонт барабана стиральной ...

    Подробнее...

     
  • Женские сабо: замечательная обувь к лету

    Larhonda
    Hello.This post was really ...

    Подробнее...

     
  • Илья Ковальчук: дети считают мою работу дурацкой

    Thurman
    Remarkable things here. I am ...

    Подробнее...

Вконтакте

Популярные статьи

Топ 3 о знаменитостях

Has no content to show!